Вы здесь

Муайтай сороковых. Как это было

В петербургском издательстве «Гиперион» вышла книга классика таиландской литературы Кхамхуна Бунтхави «Дети Исана». Роман этот, опубликованный в 1976 году и удостоенный высших литературных наград Таиланда и Юго-Восточной Азии, рассказывает о жизни подростков таиландской сельской общины середины ХХ века. Едва ли не треть книги составляет описание поисков пищи, ее приготовления и еды. Но в самые непростые моменты борьбы за существование в жизни таиландских мальчишек находится время и место для игр и других полезных развлечений. В одной из глав романа дано описание турнира по тайскому боксу, боевой дисциплине, ныне завоевавшей весь мир, а в годы действия романа — популярнейшей забаве местных жителей. Приводим фрагменты романа с любезного разрешения издательства «Гиперион» в переводе Юрия Боева.

Когда они подошли к храму, монахи и послушники уже получили подаяние и ушли восвояси. На лужайке плотным кольцом сидели только местные жители. Подойдя поближе, ребята увидели, что там проходит соревнование по муайтай. Взрослые поднялись в дом старосты, а мальчишки пошли посмотреть состязания.

Шли поединки между детьми примерно одного возраста с Куном и Тян Ди и поединки между юношами — ровесниками Ката. Татуировки полностью покрывали грудь судьи, одетого лишь в набедренную повязку. Когда он повернулся, взору ребят предстала сплошь татуированная спина.

— Страшный, да? Когда он умрет, с судьи можно содрать кожу, высушить ее и повесить в доме — дух Поп даже близко не подойдет, — шепнул Кат Куну, протолкавшись через толпу.

— Если так, то подожди еще немного — получишь в наследство кожу отца, — съязвил Тян Ди, за что получил щелбан.

Выступления детей уже закончились, а состязания взрослых подходили к концу. Старшие вышли из дома старосты, когда судья зазывал всех желающих выйти на ринг и сразиться. Среди зрителей оказался и владелец быка-задиры. Он вытащил за руку юношу:

— Кто готов побороться с моим сыном — прошу! Давайте!

Кун вспомнил юношу: это он вчера приходил на стоянку. Долго не раздумывая, Ка пробрался сквозь толпу, схватил за руку Ката и выкрикнул:

— Вот мой сын! Они в одной весовой категории… Поборетесь?

— Поборемся! — ответил юноша, разминая плечи и издав рык, заставивший Куна поежиться от испуга.

Кун пробился через толпу к отцу с Кемом, которые обсуждали предстоящий поединок.

— На кой этого умника понесло ввязываться?.. Говорили же, а он не слушает!.. Вот надо ему на принцип пойти!..

— Оставь его. Старик еще не остыл, да и тот дядька пока не угомонился, — сказал Тит Тюн и повернулся к рингу.

Ка снял с сына рубаху, достал из кармана травяной мешочек и привязал его к предплечью юноши.

— Что еще за травы? — спросил кто-то.

— Из Луанг Прабанга, — уклончиво ответил он.

Противник тоже применял какие-то травяные обереги, подвязав их бечевками к предплечьям.

Магическая подоплека действа заставляла сердце Куна биться сильнее. Кат улыбнулся ребятам и показал сжатые кулаки в знак того, что он готов к бою. Мальчики захлопали в ладоши, поддерживая друга. Голоса начали стихать. Судья развел группы поддержки участников боя по разным сторонам, затем взял соперников за руки и вывел на центр площадки. Он разъяснил правила: нельзя кусать за уши, потому что можно повредить слух, и нельзя продолжать наносить удары, когда соперник упал. Страсти накалялись, и Кун затаил дыхание.

— Внимание! Считаю до трех, и начинаем бой! — сказал судья.

На счет «три» Кат встал в базовую стойку, плотно сжал кулаки на уровне груди и начал поединок. Он бился отчаянно, даже не глядя на соперника, заставляя того отступать шаг за шагом.

— Не отступай, вспомни, чему я тебя учил! — вскрикнул владелец быка.

Парень опомнился и резко прыгнул вперед. Оба противника наносили друг другу сокрушительные удары в грудь. У Ката были рассечены обе брови, но он не снижал напор и продолжал атаковать соперника, подобно Грязному или Красному в поединках против змей. Вцепившись друг в друга, они повалились на землю, однако Кат, проявив чудеса проворства, сумел быстро вывернуться и подняться, а затем нанести мощный удар справа.

— Хватит! Брэк! — выскочил судья и поднял руку Ката вверх, что означало, что он одержал победу в первой схватке.

— Если за падение, так он подставил подножку сопернику! — вскрикнул отец побежденного.

Ка вспыхнул от гнева. И над рингом раздался поток брани. В тот момент староста деревни вместе с отцом Куна и Кемом наконец-то протолкались сквозь толпу к противникам. Какое-то время они о чем-то спорили, а потом староста объявил:

— Достаточно! Оба хороши! Ничья! Всем спасибо, что почтили вниманием праздник!

Похожие статьи

Роман "Отцы и дети"

Знаковый для своего времени роман "Отцы и дети", который написал Иван Сергеевич Тургенев во второй половине 19 века, не потерял актуальности и по сей день. В свое время образ Евгения Базарова, который является главным героем романа "Отцы и дети...

Цикл Вечера на хуторе близ Диканьки

Если говорить о первых книгах Николая Гоголя, и при этом исключить из упоминания поэму "Ганц Кюхельгартен", которая была напечатана под псевдонимом, цикл Вечера на хуторе близ Диканьки - это первая книга Гоголя, которая состоит из двух частей....

Алиса в стране чудес

Как нам не хочется расставаться с детством: таким безмятежным и радостным, веселым и озорным, полным загадок и тайн. Взрослый человек, пытаясь подольше не отпускать его от себя, придумывает всевозможные игры с детьми, веселые передачи и сказки. А...